Жизнь после самоизоляции: как у россиян изменилось отношение к жилью

Мой дом — моя тюрьма

Для большинства респондентов мир съежился до пределов собственной квартиры: внешнее практически прекратило существование.

Респонденты говорят, как сложно выстроить персональную работу со временем в ситуации, когда внешние принуждающие факторы ослабились. Сбивается режим, частное постоянно пересекается с публичным, с трудом получается сохранить хотя бы минимальную продуктивность — речь о саморазвитии даже не идет.

Почему так происходит? Основная причина — в уплотнении повседневности. Приходится одновременно решать множество задач, связанных с работой, уборкой, подготовкой ребенка к школе, приготовлением еды. Всё в одном времени и пространстве.

Современное общество устроено так, что разные социальные активности разведены во времени и пространстве. Приходя на работу, мы обычно не задумываемся о том, сделал ли ребенок уроки и не решаем проблему приготовления ужина на всю семью. Разнородные события социальной жизни — рабочие и домашние, приватные и публичные — разделены.

Границы между разными типами социальных активностей распределяются по пространственно-временным «ячейкам», в том числе за счет использования множества нематериальных объектов. Благодаря этому строятся «стены», защищающие от неконтролируемого проникновения одной социальной активности в другую. На деловую встречу не может ворваться ребенок, поскольку она происходит не дома, а в переговорной или в ресторане. Домашнее животное не может прервать репортаж журналиста в прямом эфире, поскольку оно физически отсутствует в студии.

Может быть интересно

Границы так или иначе воплощены в физическом пространстве-времени. Поэтому обычно нам не приходится выполнять «работу» по отделению одного рода активностей от других. Сейчас респонденты лишились опоры в виде «материальной оснастки», в результате чего столкнулись с необходимостью самостоятельно выстраивать «перегородки».

Сейчас, когда весь комплекс разнородных отношений, обязательств и практик, в которые мы вовлечены, сжимается до пространства одной квартиры, люди не находят ресурсов, чтобы самостоятельно четко выстраивать границы между разными зонами социальной реальности. Комплексность нашего общества стала возможной за счет сложной, многовековой работы с пространством и временем. В тот момент, когда результаты этой работы обнуляются, комплексность оборачивается хаосом.

Общество переживает то, что философы называют zoe — голым телом, низведенным до животного состояния. Когда повседневность истончилась настолько, что не существует границ, сообщества, ритмов, ценностей.

Отложенный банком долг «коронавирусный» после пандемии платежом красен

Банки и другие финансовые структуры, «помогающие» народу во время пандемии, после снятия ограничений, вспомнят обо всех долгах населения. Государство, естественно, возьмёт на себя львиную долю этих субвенций, однако покрыть все обязательства оно никак не сможет. Не исключено появление новой «касты» — вечных должников, которые будут переоформлять все бывшие банковские кредиты на новые займы для погашения существующих.

В таком случае недовольство масс будет расти, и государству ничего не останется, как взять всё под свой контроль. Тоталитаризм будет полностью оправдан, даже теми людьми, кто сейчас горой стоит за демократизацию и децентрализацию.

Системные изменения

Регионы начинают постепенно смягчать ограничительные меры, на дорогах снова пробки, а общественный транспорт не ездит пустым. Мы обязаны носить маски (но большинство носит их на подбородке) и соблюдать социальную дистанцию даже в парке (на асфальт нанесли разметку, которую, впрочем, непонятно как использовать). Строгость правил, как всегда, компенсируется необязательностью их исполнения, поэтому привыкнуть к перчаточно-масочному режиму «до изобретения вакцины», похоже, не составит большого труда.

В обозримом будущем откроются кафе и рестораны, а может быть, даже и границы. Вот только воспользоваться этими благами даже с соблюдением всех правил смогут далеко не все. Существенное снижение доходов и необходимость пересмотра системы трат — одно из самых неприятных и очевидных последствий, которое задержится в нашей жизни. Возможно даже дольше, чем маски, перчатки и социальная дистанция.

Экономика владения снова в тренде: когда у тебя есть своя дача, куда можно доехать на своей машине, стоящей у подъезда дома, где ты живешь в своей квартире, переживать коронавирусные времена оказывается намного проще, чем когда ты живешь в съемном, а ездишь на каршеринге.

Экономика шеринга

«Это было волнительно!»: читатели РБК — об опыте использования каршеринга

Английский философ Аллен де Боттон пессимистично предполагает, что «уровень жизни откатится лет на пятнадцать назад. Мы не сможем так часто ходить в рестораны. Но нам хватит жировых запасов, чтобы не умереть с голода».

Мы возвращаемся к повседневной жизни — более внимательные к своему здоровью и уровню гигиены, более тревожные и более бедные, чем раньше. Вместе с возвращением к привычной жизни нам предстоит если не обнулиться, то совершенно точно подвергнуть существенной ревизии наши ценности, установки и привычки. Несложно, скорее всего, будет отрефлексировать, как изменились объективные параметры: уровень дохода и уровень жизни, частота поездок, форма и вид занятости. Кто-то пересмотрит свое отношение к возможности контролировать и планировать жизнь, кто-то — к владению собственностью. Сложнее оценить неизмеримые параметры, также влияющие на идентичность: что изменилось в нашей психологии и какие новые параметры и установки возникли, а какие претерпели существенный пересмотр и ревизию. Можно предположить, что появятся и новые параметры, которых не было «до», например, отношение к вирусу и необходимости соблюдать дистанцию и другие предписания по борьбе с ним. Эти процессы переосмысления уже запустились, и они требуют самого внимательного изучения, наблюдения и рефлексии.

Подписывайтесь на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

В каких сегментах расходы россиян возросли

В связи с длительным нахождением дома увеличились траты людей на покупку «Цифровых товаров». Рост здесь составил рекордные 22%. В большинстве случаев граждане тратили деньги на контент развлекательного характера — фильмы и музыку. Часть россиян стала чаще покупать образовательные курсы. Кто-то на самоизоляции приобретал себе информацию по основам здорового образа жизни (правильному питанию, йоге, фитнес-тренировкам).

Существенно выросло также количество покупок в онлайн-магазинах. Именно сюда переместилась продажа одежды, обуви, парфюмерии, косметики и прочих товаров, которые стали недоступны в торговых центрах. За апрель рост трат в этом сегменте составил 7%. А в период с 27 апреля по 10 мая 2020 года Сбербанк зафиксировал взрывной рост трат россиян в онлайн-ритейле (на 70% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года).

Также зафиксировано существенное увеличение расходов на покупки в винных магазинах — на 18%. И, если статистика нас не обманывает, то россияне на самоизоляции были не прочь развеять скуку бокальчиком-другим доброго вина.

Конец всем ограничениям?

Отечественные эксперты и аналитики утверждают, что резкой отмены карантинных мер и режима самоизоляции со стороны властей не будет. Людям не стоит ожидать, проснувшись в один день утром, что привычный для них образ жизни, бытовавший до коронавируса, вернётся.

К нему люди будут возвращаться не один день или месяц. Отмена самоизоляции не будет означать, что сразу же после этого толпы народа выйдут праздновать победу над пандемией. Даже после применения самой действенной вакцины людей будут «мониторить» на предмет наличия в их организме вируса SARS-CoV-2.

К тому времени уже будут задействованы новые меры предотвращения заражения коронавирусом, а если быть точнее, то его «производными», ведь вирус, являясь отдельной живой клеткой, может развиваться и мутировать.

Эксперты не исключают, что по возвращению на привычные рабочие места людям придётся сдавать биоматериал на анализ. Многие будут «отсеяны» не только по причине наличия вируса в организме, но и «по личным убеждениям» шефа. Вариант «коронакорупции» никто со счетов не сбрасывает.

Глобальная централизация

Выдача центральной властью преференций субъектам Федерации, по мнению некоторых экспертов, после пандемии может закончиться крахом самоуправления. Любые просчёты на местах «сойдут» на бездеятельность и неспособность управлять региональных органов. Следовательно, придёт «центр», чтобы всё уладить. И этому «центру» всё удастся, хоть ресурсы он будет использовать исключительно местные.

Закон и порядок – вот что принесёт централизация. А в период неуверенности в завтрашнем дне это будет панацеей для всей нации.

В это время выживут только сильные государства. Вопрос в том, захочет ли правительство или правитель отказаться от своей власти после полной победы над «чумой XXI века» или их «достижения» станут незыблемым алтарём самодержавия.

Для чего это нужно

Ситуация массовой домашней самоизоляции уникальна. Проблема изменения жизненного уклада населения, в том числе женщин, практически не исследована. Негатив и пессимизм, которые высказали больше половины анкетированных, вряд ли остались в прошлом. После опроса минуло более полугода, но вирус в силе, возвращаются ограничения, поводов к мрачным оценкам действительности достаточно.

Такие настроения, вероятно, будут усиливаться и иметь последствия. В этих условиях знать, как пандемия меняет человека и переписывает законы организации общества, — в интересах не только ученых.

Интересны материалы на данную тему? Расскажите, какие еще вопросы по ней мы можем для вас разобрать.

Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Трендов и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

О чем речь

Строго научное определение современной самоизоляции найти сложно. Согласно сайту Роспотребнадзора: «Самоизоляция — это строгий домашний режим, который соблюдается по месту фактического проживания, во время самоизоляции ограничиваются любые контакты с людьми, не входящими в ближайший круг совместного проживания». По описанию это очень похоже на социальную изоляцию, которую словари трактуют как явление, когда человек или социальная группа отторгается от других людей или групп «в результате прекращения или резкого сокращения социальных контактов и взаимоотношений». Похоже, да не совсем.

«Отторгнутые» из-за COVID-19 — это не разлученные с большой землей полярники, космонавты или моряки, не заключенные в тюрьмах и не добровольцы, отказавшиеся от общения из личных принципов. Всех перечисленных психологи и социологи, в той или иной мере, исследовали. Во второй половине XX века в СССР, например, лабораторно изучалось «сосуществование в замкнутом пространстве малых групп», и было выявлено, что длительная изоляция обостряет отношения, увеличивает конфликтность, потребность в уединении, неформальном общении.

Сейчас ситуация специфичная. Обычно выделяют четыре ее главные особенности:

  1. добровольно-принудительный характер,
  2. пребывание в пределах собственного дома (квартиры),
  3. как правило — в семейном окружении,
  4. неумеренное использование интернета.

Ученые из НИУ ВШЭ предположили, что воздействие этих особенностей преимущественно негативное. Гипотезу проверили по итогам анкетирования, проведенного в апреле 2020 года, в период действия в России повсеместного режима массовой самоизоляции.

Какие расходы изменились незначительно

Почти не снизились или даже немного повысились траты россиян на продукты питания, домашних животных, лекарства, а также на бытовую технику, электронику и компьютеры. Большинство из этих товаров входит в группу предметов первой необходимости, которые люди вынуждены приобретать даже в кризис.

Если проанализировать расходы граждан на продукты питания, то можно заметить, что здесь россияне разделились на три примерно равные группы. Согласно исследованию сервиса «Работа.ру» и службы доставки «Самокат», 35% жителей нашей страны на самоизоляции потратили на еду меньше, чем обычно. Кто-то из них, возможно, в целях экономии денег отказался от покупки дорогостоящих продуктов. У кого-то, к сожалению, снизились доходы.

В то же самое время 38% россиян на приобретение продуктов питания потратили больше обычного. Причин здесь может быть несколько. Во-первых, все члены семьи больше месяца безвыходно сидели дома, и их нужно было кормить. Во-вторых, у хозяек появилось больше свободного времени, и они смогли пробовать новые рецепты. А кто-то выходил в магазин, чтобы под этим предлогом прогуляться, и там ему приходилось что-то покупать.

27% наших сограждан отметили, что их траты на еду никак не изменились. Сбербанк же в апреле 2020 года зафиксировал увеличение расходов в сегменте «Продуктовые магазины» на 5,9% (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года).

Траты граждан России на покупку таких непродовольственных товаров, как бытовая техника и компьютеры, упали не настолько сильно, как на одежду и косметику. Снижение продаж в этом сегменте составило всего 9,8%. Тут, скорее всего, сказалась привычка людей покупать такие товары через интернет. Для этого посещение торговых центров, которые оказались временно закрыты, не обязательно.

Вполне возможно, что кому-то из покупателей компьютерная техника понадобилась на самоизоляции по причине перевода на удаленную работу. А кто-то даже в надвигающийся кризис не смог отказать себе в покупке продвинутого дорогостоящего гаджета. О таком случае сообщает, например, вот эта женщина: «Моя внучка собрала все деньги, которые у нее были накоплены, дополнительно заняла у меня и купила себе новый телефон за 80 тысяч. Скучно же без него на карантине».

Что касается трат на лекарства, то в апреле зарегистрировано их снижение на 3,4%. Однако за время эпидемии россияне потратили рекордное количество денег на приобретение медицинских масок, перчаток и антисептиков.

На что россияне сократили свои траты

По вполне понятным причинам в некоторых сегментах расходы людей сократились почти до 0. Согласно оперативной оценке потребительской активности, проведенной Сбербанком, в апреле 2020 года более чем на 90% снизились траты граждан в категориях «Турагентства», «Отели», «Авиабилеты», «Ювелирные изделия».

На 80% уменьшились расходы людей в сегментах «Аренда автомобилей», «Салоны красоты», «Оплата парковок», «Спорт».

На 60-70% сократились траты на покупку «Одежды и обуви», «Развлечений», «Товаров для красоты», посещение «Кафе, баров, ресторанов», «Поездки на местном транспорте».

О сокращении своих трат свидетельствуют также и сами россияне. Например, один из жителей Москвы оставил следующий комментарий: «Нас в семье трое. Проездной на метро обходится в 2000 рублей. Плюс много средств тратится на одежду и развлечения. Поэтому на карантине экономия выходит приличная».

А вот — сообщение пенсионерки из Удмуртии: «Сама себе не верю. За 20 дней изоляции расходы составили меньше 6 тысяч рублей. Вот что значит реже ходить в магазин и сидеть дома. Сэкономила на ветровку и кроссовки»

Каковы причины сокращения расходов? Думаем, что здесь можно выделить три составляющие.

  1. По решению правительства была приостановлена деятельность целых отраслей экономики. Из-за введения режима самоизоляции люди просто вынуждены были прекратить тратить деньги на путешествия, посещение массовых мероприятий, фитнес-центров, ездить на транспорте. Так как многие торговые центры не работали больше месяца, гражданам негде было покупать новую одежду, обувь, украшения и другие непродовольственные товары. Заведения общественного питания могли продавать готовые блюда только «на вынос».
  2. Длительный период нерабочих дней, скорее всего, вызовет глобальный экономический кризис. Сколько он будет длиться и к каким последствиям приведет, сейчас не знает никто. В атмосфере нестабильности люди всегда предпочитают не тратить деньги, а накапливать их.
  3. В результате закрытия многих предприятий их сотрудники были уволены, отправлены в неоплачиваемые отпуска, в лучшем случае сильно уменьшилась их зарплата. Люди, оказавшиеся в трудном финансовом положении, просто не могли поддерживать траты на прежнем уровне.

Что получили

Часть женщин, взяв с собой детей и оставив мужей в больших городах, переехала в малые населенные пункты, вероятно, к родителям, — комментируют исследователи распределение ответов на вопросы, где и с кем женщины находились в самоизоляции. Большинство постоянно проживало в городах, но в период ограничений их стало на 10% меньше, на 4% сократилась доля остававшихся с супругом (партнером), а с родителями — наоборот выросла на 5%.

Мотивы переездов — опасение, что в мегаполисах проще заразиться коронавирусом, желание помочь старшим родственникам, забота о здоровье детей, которым «лучше быть «на природе», и потребность сэкономить на сравнительно дешевой «деревенской» жизни.

Социальная экономика

Дачный сезон: где москвичи будут жить после эпидемии

Более половины (52%) перешли на удаленную работу. Однако нравится она им или нет, респондентки не поняли — почти каждая пятая со своим отношением не определилась, как и к перспективе «удаленки» в будущем.

В главные минусы дистанту поставили размытие границ рабочего времени и нехватку живого общения с коллегами. Основные плюсы: возможность не тратить время на сборы и дорогу, сократить расходы и наконец-то выспаться.

Свыше 50% признались, что получили больше свободного времени, но распорядиться им с пользой многие не захотели — самоизоляция привела их к пассивному образу жизни, лени и апатии.

Впрочем, обобщать не стоит. Участницы опроса, напомним, не среднестатистические россиянки, у которых шансов на лень и праздность не так много в силу более плохого материального положения, более тяжелой работы и большего количества детей.

Неспособность самоорганизоваться усугубила вредные привычки. К лежанию перед телевизором и чрезмерному «потреблению» интернета добавляется пристрастие к алкоголю (14% стали больше употреблять спиртных напитков), курению (7%) и перееданию (28%).

Для 17% семей все это закончилось конфликтами. Ссоры, нецензурная брань, тревожность, эмоциональный дискомфорт, раздражение от необходимости быть на виду друг у друга разрушали отношения, провоцировали домашнее насилие.

Однако пагубное влияние самоизоляции на морально-психологический климат в семьях подтвердилось лишь частично. «В силу специфики российского менталитета и прививаемых семейных ценностей, негативные тенденции не получили такого быстрого и кризисного течения, как в зарубежных странах, где после отмены режима самоизоляции резко увеличилось количество разводов», — делают вывод ученые.

Проблемы самоизолированных — поле деятельности для психологов. Клиентов у них прибавляется, а сами женщины стали чаще рассматривать психологию как хобби. Традиционные кулинария, красота, мода по-прежнему интересны, но наблюдается «всплеск увлеченности» педагогикой, политикой, изучением онлайн-платформ.

Социальная экономика

Как изменилось наше ощущение времени на самоизоляции

Сохранение еще одной традиции — походов в парикмахерские и салоны красоты — в самоизоляции от женщин не зависело. Предприятия сферы услуг закрылись, а действовать вопреки запретам рискнули немногие: 92% заявили, что не посещают салонов «подпольно» и не обслуживаются на дому. Рассчитывали на свои силы, а экономия денег работала на семейный бюджет.

В карантин он сократился почти у половины — ухудшение материального положения отметили 40% опрошенных. Правда, исправить ситуацию пытались далеко не все и разными способами.

В основном, использовались две стратегии: более состоятельные семьи увеличивали доходы, а более бедные сокращали расходы.

В результатах исследования это выглядит так:

  • 40% нашли дополнительные способы заработка;
  • около 40% — перестали гасить кредиты и оплачивать услуги ЖКХ;
  • около 20% — обратились в банки за пересмотром условий кредитования;
  • по 1% опрошенных выбрали социальные выплаты и биржу труда.

Опасение за будущее семейных финансов тревожит каждую четвертую женщину. По количеству ответов, именно в этом главное негативное влияние вынужденной самоизоляции. Среди позитивных факторов на первом месте (треть опрошенных) — возможность проводить больше времени с семьей.

Многие (37%) никаких плюсов самоизоляции не обнаружили, но сам факт ее воздействия налицо. Жизнь изменилась, причем для большинства (53%) — существенно или кардинально.

Пограничная территория

Эпидемия и карантинные меры сделали актуальным вопрос границ. И если с географическими границами вопрос временно решили за нас, то с личными приходится разбираться самостоятельно. Как вести себя при встрече со знакомым или коллегой? Обниматься ли? Жать ли руку? А если это близкий друг или родственник и очень хочется обнять, то можно, или все же воздержаться?

Дружеская встреча — это теперь чаще всего прогулка на почтенном расстоянии, но если сути дружбы социальная дистанция не меняет, то мир карантинного дейтинга превратился в путешествие по минному полю. Встретиться или поговорить по зуму? Где был этот человек до встречи с тобой? Пользуется ли он санитайзером? Моет ли руки? Можно ли присесть на лавочку рядом или так и сидеть, соблюдая дистанцию? Надо ли спросить о том, болел ли визави или это невежливо, как и любые вопросы о здоровье? А как дальше?

Прекрасное время для тех, кто и в «прежней» жизни не любил прикасаться к незнакомым людям и с трудом переживал необходимость рукопожатий и объятий. Теперь можно обойтись без этого официально. И чудовищное время для кинестетиков и любителей тактильного контакта — другой человек вдруг становится источником «заразы», опасности и тревоги.

Отношение к вирусу и необходимости соблюдать предписанные меры предосторожности усложняет не только создание новых отношений. Эта тема наравне с политикой и религией вдруг начинает разводить людей по разным лагерям и иной раз подумаешь, поддержать ли дружескую беседу на актуальную тему или свернуть на всякий случай, потому что мало ли про какие вышки 5G завернет тебе собеседник

День сурка

С начала объявления режима самоизоляции в Москве и других городах прошло больше полутора месяцев. Так или иначе необходимость оставаться в квартирах, выходя из дома в основном за покупками или чтобы вынести мусор, видоизменила привычное течение повседневности для большинства россиян. Число дел не уменьшилось, «выходные» превратились в круглосуточную работу, совмещенную с необходимостью оставаться в квартире, делать уроки детям, искать случайные заработки, общаться с сожителями, а борьба с прокрастинацией утомляет сильнее, чем всё перечисленное выше.

Как воспринимают время наши респонденты?

Может быть интересно

Когда социальные взаимодействия ограничены, привычное течение повседневности ломается, а ожидания и прогнозы — поездок, заработных плат, дня выходя на работу и снятия режима «повышенной готовности» в Москве — рушатся, эти инструменты становятся ненужными. Они повисают в безвоздушном пространстве и перестают работать: практики и отношения, которые их обрамляли и придавали смысл, — сломались. Календарь стал подобен микроскопу, перенесенному в каменный век: штука интересная, но абсолютно бесполезная. Узнать день недели и день месяца всё еще можно, посмотрев на экран смартфона, только зачем — неясно.

Всё еще не теряются во времени те, кто сохранил связь с внешним миром. Необходимость работать (если не предполагается удаленный формат), учеба детей и школьный curriculum, даже непогашенные кредиты и приближающиеся сроки арендных платежей — мостик, который связывает самоизолированные квартиры с «реальным» миром, в котором существуют институты, обязательства, ожидания и отношения.

Потеря контроля

Для многих людей существенным последствием эпидемии оказалась потеря выстроенного образа будущего и ощущения контроля над жизнью.

Индустрия 4.0

Как распознать депрессию? Как выявить депрессию на работе у сотрудника?

Погасить часть кредита с премии, спланировать отпуск заранее, поставить цели на год — за март обрушились все тщательно выстроенные планы. Тем, кто жил в парадигме, что каждый может создавать свою жизнь, не полагаясь на волю случая, был нанесен огромный удар. Это колоссальный опыт переживания собственной уязвимости, хрупкости, утраты свободы и контроля над своей жизнью. По сути, это травма потери, которую приходится переживать, проходя по всем известным стадиям: отрицание, гнев, торг, депрессия, принятие. После переживания этой травмы многим придется заново выстраивать образ мира и критически переоценить свои возможности на что-то в нем повлиять.

Zoom на дом

Еще одной задачей, которую довелось оперативно решать с введением самоизоляции, оказалась организация работы из дома. Встреча двух реальностей — домашней и офисной — не у всех прошла гладко, и первые недели массовой удаленки породили множество мемов о тех, кто приходит на совещания без штанов, не расчесанным или с видом на горы немытой посуды на заднем плане (коты, собаки и дети — в кадре по умолчанию). Вместе с удаленкой и возможностью не тратить время на дорогу, мы получили коллег у нас дома, причем доступ в дом был выдан всем без исключения, даже тем, кого в других жизненных обстоятельствах мы не позвали бы в наш дом никогда.

Включать и выключать камеру и микрофон вовремя за пару недель все научились, освоили безопасные ракурсы «на стенку» и «на занавеску», кто-то поэкспериментировал с цифровыми фонами, но тоже в итоге предпочел нейтральные домашние виды. Но тут обнаружились новые особенности видео-общения с коллегами. Общаясь в Zoom или Skype, ты видишь не только других участников конференции, но и самого себя, чего, конечно, в обычной жизни не происходит. Для людей, не привыкших видеть себя в процессе работы со стороны (то есть, для большинства из нас) знакомство с собственной мимикой и тем, как ты выглядишь «для других» оказалось сюрпризом (как впервые услышать свой голос в записи), а для кого-то — огромным соблазном всю конференцию рассматривать только себя (все равно никто не видит, в какую часть экрана устремлен взгляд), не обращая внимания на то, как выглядят собеседники. С тем же успехом, как оказалось, можно рассматривать и коллег, выводя на экран «в режиме докладчика» кого угодно. Никогда еще не было так просто максимально приблизиться к лицу другого человека, даже не спрашивая согласия (и даже не оповещая человека о том, что он сейчас под пристальным взглядом).

Как изучали

Анкета содержала 69 вопросов, распространялась через соцсети и мессенджеры Telegram, Facebook, Viber, WhatsApp. Опрашивались жительницы регионов с наибольшей на тот момент долей зарегистрированных носителей коронавируса: Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Московской, Ленинградской и Нижегородской областей.

Всего было обработано 384 анкеты. Объектом изучения стали занятые образованные женщины со средним и выше среднего достатком. Особая страта общества, представительницы которой, в отличие от среднестатистических россиянок, меньше зависят от патриархального семейного уклада, чаще работают в сферах с дистантом, лучше обеспечены материально, имеют больше времени для занятия собой.

А как у них

Одной из самых пострадавших стран из-за коронавируса в Европе стала Италия. Условия карантина там тоже были очень жесткими. Давайте сравним, как изменились траты на карантине у итальянцев и россиян.

Жители Италии также смогли существенно сократить свои траты. «Мы больше не ходим в рестораны, в кино, никакого шопинга, никаких аперитивов — карантин очень способствует экономии» — признаются жители этой страны. Все расходы людей свелись, в основном, к покупке еды.

Очень сильно уменьшились траты граждан Италии на транспорт. В связи со снижением деловой активности и падением спроса на нефть и бензин топливо в этой стране стало дешевле (в среднем на 10 евроцентов за литр). Пробок на дорогах тоже стало меньше. Если раньше человек доезжал до своей работы за 45 минут, то во время карантина он делал это за 15 минут (соответственно, сократилось потребление бензина). Также была временно отменена плата за парковку в центре города (ранее она составляла около 4 евро за 8 часов).

Что касается покупки продуктов питания, то тут траты многих итальянцев выросли. Кто-то из-за большого количества свободного времени стал экспериментировать с новыми рецептами. Кто-то, сидя дома, стал более тщательно следить за качеством еды. Однако, естественно, практически к нулю свелись расходы в кафе и ресторанах.

Еще одна характерная тенденция — в связи с массовым переводом многих специалистов на удаленный режим работы в Италии значительно выросли расходы людей на покупку IT-оборудования (компьютеров, веб-камер, наушников и т.д.). В некоторых городах даже возник дефицит подобной техники. Например, по некоторым сведениям, срок доставки бюджетных ноутбуков увеличился до 1-2 месяцев.

Итого: удалось ли россиянам сэкономить на самоизоляции

В целом, по сведениям Сбербанка, в апреле 2020 года граждане нашей страны потратили денег на 26,2% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Больше всего расходы наших сограждан сократились на услуги — на 57%. В номинальном выражении они опустились до уровня далекого 2007 года.

Значит ли это, что после выхода с самоизоляции сэкономившие деньги россияне или итальянцы выйдут более обеспеченными? К сожалению, нет. Остановка деятельности многих предприятий поставила их бизнес на грань банкротства. Предприниматели, не получившие доход, не имеют возможности платить своим работникам зарплату. Доходы многих людей резко сократились, а кто-то вообще потерял работу. В этом смысле ситуация в России, Италии и других странах мира очень схожая.

После выхода с карантина и самоизоляции многие люди окажутся беднее, чем до того. По этой причине в будущем их траты, вполне возможно, сократятся еще сильнее.

moneyzz.ru

Рубрика: 

Исследования и анализ тенденций на финансовом рынке
Интересные статьи о финансах и финансовой грамотности

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий