Прежнего зеленого сквера не будет: окончательный проект храма на набережной реки Исеть

От улицы Малышева до Куйбышева

Благоустройство набережной на этом участке должно завершиться до 1 октября текущего года. Согласно концепции, здесь будут зеленые холмы, велодорожки, скамейки, павильоны и беседки. В качестве покрытия для пешеходной зоны выбран пропускающий воду эластопейв. Предполагается, что луж здесь больше не будет.

Новые объекты — деревянные скамейки и настилы, спускающиеся к воде, уже можно видеть на обоих берегах реки. Считается, что в наших климатических условиях дерево долго не живет. Но материал, используемый в оформлении открытых пространств, проходит специальную обработку. Достаточно ли ее, чтобы противостоять уральской погоде, покажет время.

Осенью 2018 г. проход по правому берегу был закрыт для пешеходов. Можно видеть, что здесь установлены деревянная беседка и металлические конструкции для качелей. Перед беседкой появились холмы, засаженные горной сосной, между которыми поставят скамейки. На берегу установлен деревянный настил, с которого можно кормить уток. Правда, выбор высоты в настоящий момент вызывает вопросы. 

Будет обновлена площадь перед ГЦСИ и территория вокруг, появятся новые площадки для ивентов. Пока же этот участок выглядит так, словно еще вчера здесь шли бои. Массовая вырубка деревьев очевидно не пошла на пользу пейзажу. Остается надеяться, что к осени мы все-таки увидим радующее глаз благоустройство.

Власти отказались от предложенных архитекторами бюро «ОСА» деревянных «мостов под мостами», связывающих этот участок набережной с набережной у Цирка. А сроки появления пешеходного тоннеля под мостом Куйбышева (более дорогое и технически сложное сооружение), запланированного администрацией, пока не ясны.

Левобережная часть от Малышева до Куйбышева уже кардинально изменилась. Недавно этот участок производил впечатление заброшенного и неблагополучного. За несколько лет здесь «выросли» новые здания — ЖК «Кандинский», краснокирпичные офисно-деловые особняки, штаб-квартира «Русской медной компании» (проект архитектора Нормана Фостера). Легендарный Косой дом, особняк купца Чувильдина, приобрел и отреставрировал глава строительной компании «Проспект-Девелопмент» Александр Петров. На прилегающем участке он уже разбил красивый японский сад.

Финальной «точкой» преображения этой локации стал Клубный дом «Ривьера», возведенный на месте пустыря. В настоящий момент застройщик, группа компаний «Ривьера-Инвест-ЕКБ» (собственник — Валерий Малышев), завершает работы по отделке фасада. Объект будет сдан в сентябре.

Территория рядом с набережной до “Ривьеры”

Возведение “Ривьеры” практически завершено. Застройщик приступил к благоустройству прилегающей территории

Проект благоустройства набережной рядом с клубным домом “Ривьера”

С XVIII век на береговой линии возводились самые значимые и красивые здания Екатеринбурга — достаточно взглянуть на сохранившиеся дома-памятники: Дом горного начальника Уральских заводов, дом купца Пшеничникова, дом Севастьянова. С точки зрения эстетики на застройщиках, реализующих проекты в этой локации, лежит большая ответственность.

Вот как прокомментировал Валерий Малышев выбор архитектурного решения для клубного дома «Ривьера»:

Отметим, что для большинства жильцов «Ривьеры» вид на набережную станет частью повседневной жизни — к ней обращены окна квартир и ресторана, расположенного в галерее первого этажа. «Территорию, прилегающую к дому вдоль набережной, мы красиво благоустроим. Соответствующие работы уже ведутся», — говорит Евгений Шилов.

Сегодня можно с уверенностью сказать, что на левом берегу Исети формируется респектабельный, фешенебельный и престижный район.

В рамках работ по благоустройству новый облик получит и пешеходный мост через реку по улице Карла Маркса. На нем появится новое комбинированное покрытие — деревянное и стальное. Старое ограждение заменят, установят освещение. Сейчас мост закрыт на реконструкцию.

Текущее состояние моста

Светлое будущее

Благоустройство

По замыслу архитекторов, в Екатеринбурге появится не только храм, но и новое городское пространство. Как объясняет Александр Андреев, вместе с возведением культового объекта будут благоустроены парк и Октябрьская площадь. Причем проект затронет не только привычное для всех понимание «Драмы», но и прогулочную зону между театром и Ельцин Центром. Также реставрации подлежит и городская набережная, которую город не реконструировал с момента ее постройки.

По проекту зеленых насаждений в парке предусмотрено больше, чем их есть сейчас. По подсчетам сотрудников департамента благоустройства города, 63 дерева, которые попадают под место застройки, можно пересадить. 40 деревьев из-за своего состояния и возраста пересадке не подлежат. Поэтому, когда церковь будет построена, на их местах появится 100 новых саженцев.

Сам парк будет разделен на несколько зон — детская игровая площадка, площадка для воркаута и скейт-парк.

Александр Андреев:

Директор благотворительной организации утверждает, что Октябрьская площадь так и останется удобной и крупной площадкой для массовых городских мероприятий, типа Дня города или празднования Дня Победы.

Уральский характер

На этой неделе столица Среднего Урала прогремела на весь мир. Ситуацией заинтересовались даже англоязычные издания. Такого мятежа в России не было со времен политических столкновений на Болотной площади в 2012 году. С той лишь разницей, что екатеринбургский протест власти политизировали сами, потому что уральцы вышли на площадь не менять режим, а отстоять свое право на комфортный отдых в родном городе.

Фото: Евроньюс

Дело в том, что к 300-летнему юбилею основания Екатеринбурга большую часть сквера на городской набережной, перед Театром драмы решено было убрать. По окончательному проекту на берегу Исети к 2023 году должен появится храм св. Екатерины, высотой в 75 метров, который будет вмещать около 2,5 тыс. молящихся. 

Другими словами, половина парка, в котором раньше горожане катались на велосипедах, гуляли и лежали в теплую погоду на зеленом газоне просто исчезнет под куполами белостенной церкви. Это не первая попытка чиновников найти место для этого храма, который год назад хотели возвести на насыпной платформе среди Городского пруда. Но екатеринбургской общественности удалось доказать, что этого не стоит делать из-за экологических последствий. Теперь уральцы не довольны тем, что под храм чиновники хотят отдать чуть ли не половину уже благоустроенного сквера.

Масштаб ущерба от стройки горожане ощутили в понедельник, 13 мая, когда был заложен первый камень к строительству. В самом любимом месте их прогулок появился забор, который протестующие смогли снести и пройти на территорию все еще пока сквера. После этого охрана стройки из силовиков была усилена. Газон парка с ухоженными деревьями огородили железными столбами, к которым приварили уже такой забор, снести который было бы просто невозможно. С первого дня стало понятно, что днем спокойные гвардейцы и омоновцы, к вечеру не стесняются применять силу при разгоне митингующих.

К восьми вечера забор окончательно заварили, когда перед проходом скопилось слишком много активистов с телефонами и фотоаппаратурой. Третий день протестов против строительства храма в сквере. 15 мая 2019 года, Екатеринбург. Фото: Ксения Ширяева

Третий день протестов стал самым массовым — защищать набережную от строительства вышло по неофициальным данным около 5 тыс. человек. Как сообщает пресс-служба МВД по Свердловской области, было задержано 70 участников акции в защиту сквера. Из них 21 активиста арестовали по решению суда.               

«Все имеют право на собственное мнение»

Напомним, протесты против строительства храма в Екатеринбурге начались 13 мая. Акции продолжались несколько дней.

Отвечая на вопрос о событиях в Екатеринбурге, президент России Владимир Путин предложил провести опрос среди местных жителей.

При этом от принятия дальнейших решений по этому вопросу в Кремле отказались. Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков подчеркнул, что это относится к полномочиям местных властей.

«Как дальше будут приниматься решения — мы не можем вмешиваться. Всё-таки давайте согласимся, это абсолютно прерогатива региональных и городских властей дальше», — сказал он.

«Мы как супруги в стадии развода. Живем в одном месте и постоянно ссоримся»

— Давай, попробуем порассуждать с позиции людей, решивших строить храм рядом с театром Драмы. У них есть деньги, которые они готовы пожертвовать. У них есть желание. У них есть разрешение властей всех уровней. И они уже очень давно пытаются найти площадку. Хотели восстановить на историческом месте. Им не дали. Хотели построить на воде. Снова протест — в том числе со стороны «Комитета городского пруда», в создании которого ты участвовала. Тогда они перенесли собор к Драме. И тут очень важный момент — с сопротивлением сразу не столкнулись. Наши журналисты были на собрании «Комитета», которое прошло сразу после того, как губернатор озвучил новое решение о площадке. Все праздновали победу и обсуждали какие угодно проекты, только не протест против строительства в сквере. Никто не собирался выходить на улицы. Вполне логично, что инициаторы строительства приняли это как консенсус: ну слава богу, договорились наконец-то. Но прошло время, и протест вспыхнул снова. И как они должны это воспринимать? Почему так вышло?

— Когда отстояли пруд, то, естественно, была некая эйфория. И тогда губернатор заявил, что ничего не будет решено без участия горожан. Но никакого участия горожан так и не было. Сразу же заявили, что Драма — это компромисс. Очень быстро. Это такая манипуляция: «Вы же отстояли пруд! Ура! Вы такие молодцы! Вас надо похвалить. И кстати, вот вам компромисс». Но компромисс без диалога невозможен. А диалога так и не было.

Извините, ребята, вы наступаете каждый раз на одни грабли. У вас есть лобби. У вас есть поддержка православия. У вас есть большое желание восстановить этот собор. Почему вы с 2010 года нормально и без манипуляций не можете построить городской диалог и спросить Екатеринбург, где он хочет храм и хочет ли вообще?

Фото: 66.RU

«Обнимашки» Городского пруда. Февраль 2017 года.

— Но диалог же идет. Просто он идет на уровне: «Не будет вам никакого храма. Он нам не нужен».

— Неправда. Диалог не такой. Это лишь обвинение с той стороны.

— С предложением построить храм в другом месте в центре города на переклички в сквер приходит всего один человек, которого, если честно, я считаю не очень адекватным и не хочу упоминать. Но он один. Остальные просто против храма.

— Да, он не очень адекватен, но здравое зерно в его заявлениях есть. И действительно нужно говорить об альтернативе. Если есть прихожане, если им нужен храм, давайте смотреть, сколько их и где им нужен храм. В центре? Ну, давайте искать площадку в центре. Но без диалога это невозможно. Вы, ребята, сначала повернитесь к нам лицом, спуститесь к нам с высоты своего положения, а потом можно будет разговаривать. Иначе, мне кажется, это абсолютно гибельный путь в никуда. Потому что даже когда храм построят, протест никуда не уйдет.

— Да ладно! Почему тогда после сноса телебашни весь протест кончился?

— Ничего там не кончилось.

Опрос и компромисс

К вечеру в сквере начинается дождь, но толпа не расходится допоздна.

Новость дня — это слова Путина в ответ на вопрос, заданный ему в Сочи про протесты и историю с храмом и сквером.

Также по теме


«Есть простой способ — провести опрос»: Путин о протестах против строительства храма в Екатеринбурге

Президент России Владимир Путин принял участие в пленарном заседании медиафорума независимых региональных и местных СМИ «Правда и…

«Я об этом услышал, и то мельком, только вчера, немножко удивился, не понял, что там происходит. Как правило, люди просят, чтобы храм построили, а тут кто-то возражает. Мнение жителей района надо учесть, если это не записные активисты, которые из Москвы приехали. Есть простой способ — провести опрос, и меньшинство должно подчиниться большинству. Нужно не ругаться, а найти компромисс», — в частности, сказал Путин в ответ на вопрос журналиста.

Слова Путина многие защитники сквера восприняли как локальную победу, но боятся, что местные власти их обманут и подтасуют результаты опроса. Многие говорят, что выход — это даже не опрос, а референдум. Но со стороны городских властей не видно сейчас готовности к этому варианту. Также участники опасаются, что, пока идёт опрос, начнётся стройка.

Но при этом есть ощущение, что агрессивная фаза позади: с полицией все общаются вежливо, полиция вежлива в ответ, в сквере начинается стихийный мини-фестиваль с песнями.

По уставу Екатеринбурга, решение о проведении опроса принимает гордума, в нём могут принять участие жители города, обладающие избирательным правом.

Утром в пятницу Александр Высокинский дал брифинг, на котором попросил СМИ «тормознуться с точки зрения качания рейтингов ценой нестабильности в городе» и заявил, что рамки у входа в сквер поставили после появления «скачущих» с «технологиями «майдана».

Строительные работы приостановлены, хотя забор вокруг стройки останется. В субботу Высокинский встретится с 30 горожанами, чтобы обсудить механизм проведения опроса. Также предлагается построить новый сквер — по предложениям горожан, у Центрального стадиона.

К сожалению, происходящее в Екатеринбурге — во многом итог многолетнего фактического отсутствия диалога между властью и горожанами и навыка поиска компромисса.

Также пока не проводят акции и сторонники храма, а их ведь тоже немало: на Пасху церкви Екатеринбурга переполнены так, что людям приходится стоять во дворе.

Обеим сторонам, по всей видимости, стоит немного снизить накал риторики. Ведь «скверный храм» звучит для сторонников не менее обидно, чем «бесы» для противников. Одних обвиняют в антиклерикальности, «майдане», в том, что они «против церкви в целом», других — в связях с олигархами и наступлении на экологию и общественные пространства. При этом сейчас любые жёсткие действия каждой из сторон приведут только к обострению ситуации.

  • Участники протестной акции против строительства храма Святой Екатерины у Драматического театра в Екатеринбурге
  • РИА Новости

Как показывает практика, выходом из конфликтных ситуаций, как правило, становится компромисс. Главное, как сказал отец Максим, научиться уважать точку зрения оппонента и постараться найти решение, которое максимально устроит всех горожан. В конце концов, московские съёмочные группы уедут, утихнут и федеральные политики в соцсетях. А людям тут жить.

Проектное ноу-хау

Здание через дорогу от скандального сквера считается самым затяжным долгостроем Екатеринбурга. Еще в 1993 году губернатор Эдуард Россель распорядился построить там офисный центр, но стройка растянулась на десятилетия. В ноябре 2017 года объект был выставлен на торги после банкротства его собственника ГУП «Уралвнешторг». К тому времени была возведена «коробка» здания и частично отделан фасад.

Спустя месяц большую часть здания за 200 млн рублей приобрело ООО «Навигатор» Андрея Козицына. «Там будет жилье, верхние этажи — под офисы», — рассказывал он в интервью екатеринбургскому порталу E1. О планах УГМК использовать землю с недостроем под возведение нового жилья и офисов стало известно в мае 2018 года.

Летом 2018 года к разработке проекта приступил бывший главный архитектор Екатеринбурга и сооснователь архитектурного бюро «Ин.Форм» Тимур Абдуллаев, рассказал Forbes депутат гордумы Екатеринбурга Олег Хабибуллин, который тоже купил часть недостроя с торгов. «Ин.Форм» под руководством московского «КБ Стрелка» разрабатывало и концепцию благоустройства территории у многофункционального жилого комплекса, говорится в материалах к общественному обсуждению планировки квартала. Проектирование пришлось на апрель-июнь 2017 года, указано на сайте «Ин.Форм». Храм святой Екатерины и жилой комплекс не входили в дизайн-проект, сообщили в пресс-службе «КБ Стрелка». Это подтверждает и Абдуллаев, но отмечает, что участок под будущую застройку жилкомплекса был обозначен в тех же границах, что и сейчас.

Проект жилого квартала в районе сквера у театра Драмы в Екатеринбурге

Проект жилкомплекса в прошлом году заказало структурное подразделение УГМК, рассказывает Абдуллаев. По его словам, это был самостоятельный проект и изначально интеграция с проектом храма, которым занимался фонд «Святой Екатерины» (УГМК и РМК среди его учредителей), не планировалась. Но так как участки под оба проекта находились рядом, то «возникла необходимость» учитывать проект жилкомплекса в проекте планировки, который разрабатывался для храма. «Мы просто в какой-то момент передали наше проектное решение проектировщикам, которые разрабатывали градостроительную документацию для храма», — поясняет Абдуллаев.

Присоединить к проекту с храмом высотку – «ноу-хау» УГМК, считает Хабибуллин: «Думаю, у них была и есть уверенность, что проект храма состоится. А жилая высотка в самом сердце Екатеринбурга была под вопросом». По словам Хабибуллина, изначально проект жилкомплекса не проходил по градостроительным нормам, так как в частности не мог обеспечить потенциальных жильцов необходимым количеством парковочных мест. Но вопрос решился, когда проектируемый ЖК вошел в общую с храмом планировку территории, в результате чего к жилой высотке «каким-то чудесным образом» присоединилась смежная территория муниципальной парковки площадью более 1000 кв.м, рассказывает Хабибуллин. В подземном паркинге жилкомплекса наоборот будет профицит парковочных мест и часть из них отдали под нужды храма, возражает Абдуллаев.

Хотя физически части недостроя Козицына и Хабибуллина разделены стеной, депутату приходится приводить свою часть в соответствие с общей концепцией проектируемого квартала. У УГМК и Козицына огромный административный ресурс, заключает Хабибуллин: «Они, конечно, заказывают музыку».

В УГМК видят ситуацию иначе. Речь идет о проекте обустройства довольно протяженной территории в центре Екатеринбурга, сообщили в пресс-службе УГМК. В рамках этого проекта предполагается реконструкция и преобразование недостроя «Уралвнешторга». Объект не примыкает к будущему месту расположения храма святой Екатерины, подчеркнули в УГМК: «Поэтому говорить о первичности или вторичности этих двух зданий по меньшей мере некорректно». На вопрос о цене проекта, в УГМК не ответили.

Источник в УГМК сообщил Forbes, что идея жилого комплекса возникла, когда проектировали обустройство набережной реки Исеть (на ней находится сквер). Тогда возник вопрос к недострою и, создав свой проект, компания решила эту проблему, уточнил собеседник. При этом он затруднился сказать, когда жилой комплекс и храм были интегрированы в общий проект.

Российский синдром

Порча парков и скверов под предлогом благоустройства стала для России делом само собой разумеющимся. Власть сначала убеждает жителей, что от вторжения рабочих в какую-нибудь из зеленых зон города их место для отдыха станет только лучше, а уже затем начинает творить задуманное. Люди в свою очередь верят данным обещаниям, а потом, когда уже новое превращается в жалкое подобие старого, остается только вздыхать и молча злиться. Потому что любой чиновник с укоризной подметит, что «после драки шапками не машут». 

Шагнем на 330 км от Екатеринбурга в северо-восточном направлении. В апреле прошлого года жители Тюмени были шокированы внезапной вырубкой крепких тополей и берез в безымянном сквере между автовокзалом и заводом медоборудования. Было повалено более трех сотен деревьев, на двух гектарах от парка осталась узкая аллея вдоль улицы Республики. Инициативная группа до конца мая пыталась отстоять городской сквер от коммерческой застройки. Им удалось добиться диалога на уровне областного парламента, но на результат это никак не повлияло. На политической карьере на тот момент главы тюменской городской администрации Александра Моора эта история никак не отразилась — в прошлом году его избрали губернатором Тюменской области.

Переместимся на 200 км южнее. Осенью в Кургане по программе благоустройства взяли и фактически уничтожили сквер-сад барона Розена, на территории которого располагается памятник архитектуры XIX века — дом барона, где сейчас находится детская школа искусств. На реконструкцию куцего местечка в центре города администрация выделила почти 5,4 млн рублей, за которые было уничтожено последнее озеленение. Уцелели от благоустройства только те деревья, что росли по углам. Без общественника и блогера Андрея Вагина эта история так бы и не получила огласки. Из-за порчи и без того неприглядного сквера никаких митингов в Кургане не проводили.

https://vk.com/video_ext.php

Мы связались с общественником, чтобы узнать о судьбе голого сквера. “Регионам России” известный курганский активист Андрей Вагин сказал, что саженцы каких-то деревьев были посажены, но пока неизвестно приживутся ли они. Кроме того, необходимо порядка 10 лет, а может и больше, чтобы они компенсировали тот уровень озеленения, который был раньше.

Вообще курганцы уже привыкли, что скверы если и озеленяют, то крайне плохо. Например, спустя четыре года после озеленения ул. Карла Маркса выжило только 12 яблонь, когда изначально высаживали 80. Эту и другую неприятную для городской администрации правду раскрыл в своем расследовании еще один известный курганский блогер Илья Винштейн. Он в свою очередь также вел тему с обновлением сквера Пичугина, который превратился в асфальт. Сначала ради благоустройства города вырубили два десятка здоровых деревьев, а затем, вместо обещанных липовых аллей, насадили кустарников. И то не полностью — там, где не хватило саженцев, решили ограничиться кустами полыни. Правда, потом все-таки были высажены новые деревья, но есть большие опасения, что и они не смогут прижиться на этой земле. Печально, что здоровые деревья были вырублены только из-за того, что из-за них не видно было вывеску.

Как видим, при отсутствии общественного внимания любая реконструкция превращается в стройку или недоразумение. В этом феномен благоустройства по-русски. Поэтому особое чувство гордости берет за ту часть митингующих против строительства храма в сквере, которые пришли на набережную Екатеринбурга, чтобы сказать свое жесткое “нет”. Разновозрастная пятитысячная группа вразнобой кричала на забор, за которым возились строители, охраняемые кольцом силовиков с дубинками и в шлемах. “Это наш город”, “Мы здесь власть”, “Демонтаж”, “Референдум” — одергивала стройку толпа. Но эта куча людей состояла из граждан, которые готовы кричать и часами стоять перед стеной из уполномоченных заламывать руки, бить дубинками и затаскивать в автозаки. Зачем? Чтобы услышали и поняли — есть нечто, отличающееся от «молчаливой биомассы», на все согласной и готовой снести любое ущемление. Эти люди, превращенные в полчища, по-прежнему оказываются способными к диалогу, проявляя себя гражданами, которые любят свой город и не хотят превращать его в подобие миллионов других российских центров с куцыми парками, и похожими на огороды скверами.

Фото на превью: Ксения Ширяева

От Куйбышева до ЦПКиО

Основательная работа над проектом набережной на участке от Куйбышева вниз по течению до ЦПКиО началась в 2018 г.

В границах улиц Степана Разина — Декабристов на месте телебашни к 2025 году «УГМК-Холдинг» построит Ледовую арену для ХК «Автомобилист» на 15 тыс. зрителей, с парковкой на 500 мест. Концепцию разработало немецкое архитектурное бюро. Одной из «фишек» здания станет медиафасад: с одной стороны на него будет выводиться видео высокого качества. В июне компания рассчитывает получить разрешение на строительство и выйти на площадку.

Отметим, что областные и городские власти включили в список объектов, которые хотели бы возвести или реконструировать к 2023 году — 300-летию Екатеринбурга — мосты через Исеть по ул. Малышева и по ул. Декабристов. Работы запланированы на 2020 год, стоимость реконструкции каждого оценена в 50 млн. руб. Кстати, под мостом на Декабристов уже есть сухая арка. Предполагается, что она станет связующим звеном между участками набережной, ее нужно отремонтировать, почистить, подсветить — таким образом будет решена проблема связи участков набережной. 

Больше всего споров в последние годы велось вокруг судьбы левого берега Исети в районе парка ЦПКиО. В городской администрации настаивают, что здесь должна быть сохранена рекреационная зона, однако девелоперы предлагают разместить жилые комплексы с коммерческими помещениями.

Необходимо признать, до недавнего времени эта территория пребывала в запущенном состоянии. Ситуация начала меняться с появлением ЖК «Клевер-парк». Застройщик взял на себя благоустройство набережной — и получилось хорошо. Сейчас в этой локации ведется проектирование, власти намерены построить несколько пешеходных мостов.  

Постепенно водная ось Екатеринбурга приобретает достойное обрамление. Река, способная стать центром социальной активности, все больше включается в городское пространство как функционально, так и визуально. Будем надеяться, что в результате все набережные превратятся в эстетически привлекательные, функциональные и связанные друг с другом пространства.

При подготовке текста были использованы материалы «Горсовета».

Районы Екатеринбурга тоже оставят без деревьев?

Менее возбужденно жители Екатеринбурга реагируют на планы городской администрации вырубить деревья в сквере на улице Грибоедова в микрорайоне Химмаш. Скорее всего, просто не знают, что от их имени уже провели общественные слушания, где все утвердили. Под предлогом благоустройства уничтожат почти три сотни тополей, которые спасали район от выхлопных газов машин, постоянно скользящих по центральной улице района.

Сейчас аллея на Грибоедова зеленеет благодаря тополям, в августе здесь будут только бетон и асфальт Фото: Ксения Ширяева

Вместо тополей посадят чуть больше полусотни кленов и берез, полсотни кустарников, а остальное закатают под пешеходные дорожки, снабдив новыми лавочками. В тени деревьев жители Химмаша здесь отдыхать больше не смогут, потому что распустить такую широкую крону, как у тополя, березы при всем желании не в силах.

Новый мэр Екатеринбурга Александр Высокинский решил облагородить город с помощью вырубки деревьев. Жители этого не оценили. Фото: Областная Газета

Вырубку чиновники администрации объясняют их опасностью для жизни в результате падения, а облегченное озеленение по большей части травой и кустарниками — плотностью подземных инженерных сетей, которая раньше почему-то не мешала засадить здесь все тополями, которые сейчас решили «приговорить на сруб». Так на запрос редакции Регионов России ответили в администрации Екатеринбурга от имени мэра Александра Высокинского.

Здесь никто не устраивает акций протеста против вырубки деревьев. Местные жители, вероятно, узнавшие о планах администрации только от нас, лишь вздыхают, надеясь, что парк от запланированного благоустройства станет лучше.

Другие  же, кто знает подробности запланированного благоустройства, сильно возмущены: Чем им помешали деревья? Они их обкромсали вначале чуть ли не под корень, теперь хотят вырубить. Безобразие!». Жители Химмаша опасаются, что из-за такой городской политики скоро в когда-то зеленом районе города вообще не останется деревьев. Возмущенные пеняют на неразумность и непрофессионализм проектировщиков или чьи-то коммерческие интересы.

Теперь школьники, возвращаясь со школы, проходят мимо поваленных деревьев, которые раньше были украшением их домашнего дворика. Дом №24 по ул. Грибоедова, 17 мая 2019 года. Фото: Ксения Ширяева

Вместе с благоустройством улиц идут работы и во дворах. Под благовидным предлогом спилили крепкие деревья во дворе дома №24 по ул. Грибоедова. Теперь окна жильцов дома выходят на «террариум» детской площадки с качелями и горками. Рядом с площадкой тоже зачем-то избавили территорию от озеленения.

«С бизнесом надо работать. Это нормальная тактика абсолютно»

— Кто финансирует ваш протест? Мы все прекрасно знаем имена людей, которые хотят построить храм, вкладывают деньги в продвижение этой идеи. Но мы не знаем, кто оплачивает счета их противников.

— Я же все время об этом рассказываю. Найди, к примеру, мой вчерашний пост на Facebook. К нему прикреплен сообщества «Парки и скверы». Там все есть. Нас финансируют жители Екатеринбурга. Других спонсоров у нас нет.

— То есть все ваши деньги — это только донаты, которые вам отправляют через форму на сайте?

— Через форму на сайте и «ВКонтакте», да.

— И сколько это денег?

— По-разному. Вот я опубликовала последний отчет — и тут же упало 10 тыс. рублей, например. В один момент.

— Одной транзакцией?

— Ну да.

— Ваши спонсоры — все анонимы?

— Да. Мы ничего о них не знаем. Серьезно.

— Как можно планировать что-то с такой непредсказуемой финансовой подпиткой? У вас же все равно есть затраты: печать листовок, их распространение, мерч, организация концерта в Ельцин Центре, наконец…

— Ну, давай посмотрим, на что мы тратим деньги. Во-первых — это реклама в соцсетях. Во-вторых, полиграфия и мерч: значки, футболки, листовки. И, в общем-то, все. Это не очень большие деньги.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий